Семеноводческое предприятие

АгроСемПоставка


Семена оптом по России.

Поддержка отечественного селекционера и малого фермерства России.

О мерах повышения конкурентных преимуществ российского животноводства в условиях ВТО.

Выбор приоритетов: О мерах повышения конкурентных преимуществ российского животноводства в условиях ВТО.

С разрешения редакции, размещаем статью к.э.н. Смолькина С. П. из журнала "Ваш сельский консультант".


Как и предупреждали эксперты, вхождение России в ВТО вскрыло ряд проблем отечественного сельского хозяйства, которое непосредственно стало конкурировать по продаже своей продукции на собственной территории с другими странами. В первую очередь это коснулось конечной технологической цепочки АПК- молочной и мясной продукции КРС и свиноводства.
Как только начали понижаться таможенные барьеры, уже к концу 2012 года резко вырос импорт свинины на 16 %, что обвалило оптовые цены на мясо свиней на четверть. Внешняя экспансия молочных продуктов сократила рынок для российского молока уже более чем на
10% в некоторых секторах отрасли. На торговых полках крупных городов массово появилась не только более дешевая белорусская молочная продукция, но и дорогая и более качественная из стран Северной Европы. Последствие не трудно просчитать. Это снижение поголовья КРС, а значит и рост цен на говядину. Это откроет массовый рынок поставкам ещё и импортной говядины. Через 7 лет в 2020 г. квотирование полностью прекращается, пошлины понижаются в 2-3 раза, размеры господдержки сокращаются более чем наполовину.
Если за этот период животноводство в России не достигнет уровня сопоставимой конкурентоспособности, с уровнем основных экспортеров, отечественное животноводство, и прежде всего производство молока, говядины и свинины, по мнению экспертов, может рухнуть.


Что же рекомендуют в этой связи эксперты.

Прежде всего крупные инвестиции в строительство современных комплексов, обновление породного состава скота, переход на новые ресурсосберегающие технологии, принципиально новый уровень зооветеринарного обслуживания, комплексная переработка мясного сырья. Всё это правильно, но требует огромных финансовых и материальных ресурсов. А в условиях сокращения дешевого финансирования и
господдержки долговременных инвестиций в животноводческий сектор АПК, продекларированные 3-х летним бюджетом России, решение проблем прямым банковским финансированием приведет к долговременному росту себестоимости, а значит к низкой ценовой конкурентноспособности продукции отрасли. Мы это видим на примере сопряжения стандартов на молочную продукцию со стандартами ВТО. Условием повышения конкурентоспособности молочного животноводства был выбран рост белковой фракции молока и его продуктивно-
сти. Это потребовало увеличение белковой составляющей рационов кормления скота. Однако все программы поддержки Минсельхоза РФ до 2020 года не стимулируют собственное производство сельхозпроизводителем высокобелковых местных кормов, а ориентируют приобретать их на рынке. В тоже время российский рынок кормовых компонентов оказался слаборегулируемым и дорогим, а отсутствие оборотных средств у большинства сельских производителей усилило зависимость отрасли от привозного и дорогого комбикорма, что в итоге привело к увеличению себестоимости производимого молока и мяса.
В сложившейся ситуации формирование конкурентной устойчивости животноводства напрямую связано со снижением себестоимости и повышением качества молочной и мясной продукции в основном за счёт создания эффективной и более дешевой собственной кормовой базы.
В Республике Белоруссия более высокие надои и рост белкового компонента в молоке достигают с низкой себестоимостью во многом за счет перехода на белковые рапсовые корма стандарта канола собственного производства.
Швеция, Дания, Канада, Финляндия, Прибалтийские страны и ряд других добились снижения себестоимости молока на основе замены дорогих соевых добавок в кормовых рационах на высокоэнергетичные белковые добавки на основе современных безэруковых канольных сортов рапса и прежде всего сурепицы. Этим странам, также конкурирующим на поле ВТО с беспошлинным соево-кукурузным импортным рационом, предлагаемым из Южной Америки и США, удалось перейти на сурепнорапсовые корма при переориентации своих рынков на производство внутреннего конкурентного по цене и качеству мяса и молока.
Масло сурепицы, получаемое при производстве шротов и жмыхов, выступает дополнительным продуктом и почти полностью потребляется в этих странах национальным птицеводством, свиноводством и идет на пищевые цели. Надо заметить, что приобретение шротов или жмыхов сурепицы здесь обойдется российским потребителям намного дороже, чем тот же продукт, полученный из ориентированных на биодизель обычных сортов рапса.
С появлением высокомасличных 000 сортов сурепицы, где доля эруковой кислоты сократилась до 0%, глюкозитов в 2-4 раза, а клетчатки в 1,5- 1, 7 раза, удалось качественно улучшить важнейшие параметры этой кормовой фракции:
разрешенные объемы безопасного ввода в рационы достигли предельных размеров, а обменная энергия и содержание сырого протеина возросли на важные7-8%, значительно приблизившись к параметрам соевого шрота. Мы же в России стали заложниками принятой ранее парадигмы производства рапса в основном для получения масла на биодизель. Это привело к массовым поставкам маслосемян на экспорт,
но не стимулировало появление у нас сортов с высокими кормовыми параметрами. Если в большинстве стран мира при производстве молока и мяса КРС с каждым годом в рационах рапсовые корма все более замещают другие белковые компоненты, то у нас их использование из-за низких пищевых характеристик шрота и особенно жмыха снижается. Прекрасно сбалансированный амино-кислотный состав жмыха 000 сурепицы, его способность балансировать рацион КРС по обменной энергии позволяет достигать более лучших показателей по приросту молочной продуктивности и белковой фракции в молоке, чем даже при использовании соевого и подсолнечного кормов. Применение кормовых добавок из 000 сортов сурепицы обеспечивает повышение молочной продуктивности на 4- 6 кг молока на 1 кг жмыха (таблица 1) и гарантирует, за исключением использования продуктов из рыбной муки и рубца КРС, максимальный результат по повышению содержания
белка в нём.

При использовании производственной модели с выращивания сурепицы в полевом севообороте и организацией собственной переработки маслосемян, затраты на рапсовые и сурепные компоненты рационов близки к нулевым величинам, т.к. окупаются за счёт реализации масла из них (при существующей цене в пределах 36 – 45 тыс. рублей. за тонну). Надо отметить, что масло сурепицы очень востребовано в птицеводстве. Оно безэруковое и содержит 1,5-2 раза меньше линолевой жирной кислоты, неблагоприятной для птицы, в сравнении с высокими уровнями её в подсолнечном и соевом масле.
Сегодня можно приводить сотни примеров в мировом животноводстве успешного использования рапсовых кормов канольного типа для целей снижения себестоимости рациона и продукции КРС, свиноводства и птицеводства. Экономика такого проекта в условиях стандартного российского производителя молока и мяса, имеющего возможность организовать собственное производство кормов, становится понятной,
если учесть, что нормы ввода сурепного шрота в рационы для разных видов животных от скота до птицы составляют 1,2 - 1,6 раза по сравнению со стандартным, но дорогим соевым шротом. Применение сурепного жмыха при собственном его производстве повышает прибыль от реализации молока почти вдвое, а рентабельность возрастает до 30%.


На рис.1 видно, что структура формирования дохода хозяйства ориентируется на три товарных рынка: маслосемян, масла и молока.
От внешних рынков масла и семян при организации собственного производства жмыха приходит менее половины денежных средств, чем при продаже сурепного корма собственным коровам. При этом цена его покупки вашей коровой может вдвое превышать уровень цен при реализации этого шрота на товарном рынке. Продуктивность молочного и мясного поголовья КРС на сурепно-жмыховом рационе можно быстро довести до 6000 кг за лактацию, снизив себестоимость производства 1кг молока, повысив рентабельность молочной отрасли. Это
принципиальное следствие применения экономической модели производства, основанной на собственных белковых кормах на основе инновационных 000 сортов сурепицы.
В южных регионах, где хорошо растет и обеспечивает достаточно высокую урожайность озимый рапс, конечно, целесообразно использовать его, как более апробированную культуру, тем более что спрос и цена на маслосемена с каждым годом возрастает. Однако пока в производстве РФ нет сортов рапса отвечающих 000 требованиям, применение озимого рапса в животноводстве, особенно в птицеводстве и свиноводстве, будет ограничено. В более северных районах Черноземья и Нечерноземья, Поволжья, Урала и Сибири, где проблемно выращивать озимый рапс, а возделывание яровых сортов рапса рискованно из-за попадания уборки на сезон осенних дождей и иных климатических катаклизмов, надо заниматься быстросозревающей сурепицей, как культурой ориентированной на животноводство, пищевые и биодизельные товарные рынки.
Сурепица культура «длинного дня».
Она хорошо растет в условиях северных районов и менее сложна в уборке т.к. созревает одновременно, а за счет биологических особенностей строения стручка осыпается значительно меньше, чем рапс. Имеет на 20-30 дней более короткий вегетационный период и при
соблюдении соответствующей технологии возделывания обеспечивает урожайность одного порядка с рапсом – 1,8 - 2,2 т/га. При этом рентабельность её производства, даже при очень низких порогах урожайности в 1т/га, вполне сравнима и даже может быть несколько выше рентабельности озимой пшеницы и пивоваренного ячменя в вашем севообороте.
Кроме использования рапса и сурепицы в качестве важной высокобелковой кормовой культуры, введение их в полевой севооборот экономически перспективно с точки зрения повышения уровня товарности растениеводства. Если рассматривать собственное животноводство, как потребителей жмыха, а масло, как ценный продукт на отечественном и мировом рынках (пищевая промышленность, птицеводство, биотопливо), то 1 га сурепицы при наличии своей переработки приносит вдвое большую прибыль, чем при обычной продаже маслосемян на экспорт. Технология производства не требует пересмотра в составе машинно-тракторного парка – ранний сев и уборка до созревания зерновых увеличивает продолжительность использования тракторного и комбайнового парка. Крестоцветные культуры рапс и особенно сурепица являются хорошим предшественником для основных зерновых культур, ранние сроки их уборки позволяют качественно подготовить почву к озимому севу. Заниматься сурепицей становится жизненно необходимым для многих регионов с низким товарным индексом севооборота. Проблема повышения рентабельности растениеводства отчетливо проявилась в регионах северного, северо-западного, центрального и волго-вятского районов Нечерноземья, где очень ограничен перечень товарной продукции растениеводства и молочное животноводство традиционно является главной производственной отраслью.
Снижение поголовья КРС во многих регионах этой зоны даже при повышении продуктивности стада привело к уменьшению потребности в кормах собственного производства, и в итоге пропала мотивация необходимости интенсивного использования пашни (земельные площади стали излишние для одного кормопроизводства). Таким образом, предлагаемые мероприятия по введению в полевой севооборот яровой сурепицы 000 сортов, организация её переработки в белковый и высокоэнергетичный жмых с использованием для собственного животноводства, позволят снизить себестоимость кормовых рационов для молочного и мясного стада КРС, повысить эффективность как растениеводства, так и конкурентоспособность животноводства.