Семеноводческое предприятие

АгроСемПоставка


Семена оптом по России.

Поддержка отечественного селекционера и малого фермерства России.

Некоторый опыт применения сортов канолы и сурепицы в рационах питания Животных и птицы, а также в кормовой промышленности

Общая информация о рынке.

Канола - это производное рапса и сурепицы, которое было выведено в конце 60-х годов про-шлого века с помощью стандартных методов селекции растений, чтобы иметь низкий уровень эруковой кислоты (<2%) в масле и низкий уровнень глюкозинолатов (<30 мкмоль / г) в составе твёрдых кормовых фракций, потому что они токсичны и неприятны в рационах для большинства животных. Именно эти факторы до очень низких параметров ограничивали уровень включения рапсовых кормов в рационы животных. Термин «канола» (канадское масло) был придуман для того, чтобы отличить его от других сортов рапса. Селекционная программа по сурепице финской компании «Бореаль» позволила в современ-ных пищевых сортах сурепицы довести содержание глюкозинолатов в сухом веществе до 5,5 мкмоль/г, а эруковой кислоты - до 0%.

По сравнению со стандартами канолы 90-х годов, глюкозиналаты снижены в 3-4 раза, а эруковой кислоты в 200 раз. При этом доля клетчатки и нерастворимых полисахаридов сокращена в 1,4 раза. Сегодня применение местных высокобелковых кормов из сурепицы обеспечило странам Северной Европы, в частности Финляндии конкурентное ценовое преимущество в производстве мяса свиней и птицы, яиц и молока, сократив потребление дорогостоя-щих импортируемых соевых кормов.

Продукты из сортов канольных рапсов, широко используются в кормах для животных по всему миру. Они занимают второе место в мире по использованию белковых ингредиентов после соевого шрота. Сорта 000 (трех нулевого) типа - новый инновационный продукт, созданный 3-5 лет назад. В мире они дефицитны и недоступны пока многим фермерам. В Европе этому стандарту соответствует 000 сурепица. В России только сорта яровой сурепицы селекции «Бореаль» соответствуют сегодняшнему стандарту «Канола» и позволяют максимально использовать его как высокоэффективный заменитель соевых кормов.

Агрономические особенности сурепицы – позволяют ей выступать биологическим фитосанитаром, проводя сонацию почвы. Высокая устойчивость растений к весенним заморозкам до -10 С, позволяет проводить сверхранние сроки сева, принципиально снижая риски её возделывания. Более короткий период вегетации (75-85 дней) - почти на месяц в сравнении с рапсом (110-120 дней) обеспечивает возможность уборки в середине - конце июля, как раз перед началом уборки озимой пшеницы. Это позволяет обеспечить минимальную нагрузку на систему машин и провести в оптимальные сроки подготовку почвы для сева озимой пшеницы после уборки сурепицы, выступая при этом уникальным предшественником, улучшая газовый и водный баланс почвы и ее структуру, за счет разрушения мощной корневой системой плужной подошвы и капилляров по которым происходит испарение влаги почвы. Имея принципиальные морфологические различия в строении стручка по сравнению с рапсом, сурепица более устойчива к растрескиванию стручков, за счет их шероховатой поверхности и наличия внутренней перегородки. У рапса стручок гладкий и перегродки нет, поэтому проблема осыпания рапса является одной из самых главных в технологии производста, осо-бенно если уборка приходится на середину - конец сентября, как это и есть на самом деле в условиях Центрального региона РФ. Другой положительной особенностью сурепицы является отсутствие ярусности при созревании растений. Все тот же рапс созревает ярусно, поэтому проблема зеленых зерен (хлорофилла) при переработке является основным параметром снижения качества и цены.

Питательный состав.

Состав питательных компонентов сурепицы может зависеть от условий окружающей среды в течение вегетационного периода выращивания этой сельскохозяйственной культуры и в значительной степени от особенностей сорта, способов обработки и переработки маслосемян и технологии формирования рациона питания. Чтобы оценить кормовые достоинства сурепицы мы в дальнейшем будем сравнивать основные питательные компоненты её в виде шрота из канолы, уступающего сегодня сурепице. В таблице 1. показан химический состав рапсового шрота канолы.

Белки и аминокислоты.
Гарантированная норма присутствия сырого протеина в канадском шроте 35% - 36%. Содержание белка в шроте 000 сурепицы из-за уменьшения доли клетчатки увеличено на 8-12% до 38-40%. 

* Основано на: Андерсон-Hafermann и др., 1993;. Белл и Кейт, 1991; Белл и др., 1998;. Белл и др., 2000;. Boila и др., 1992;. Heartland лизин, 1998; Кендалл и др., 1991;. Lee и др., 1995 и др. Slominski.. , 1999.
Аминокислотный состав прекрасно сбалансирован, особенно для производства мяса птицы и яйца. Содержит все основные незаменимые аминокислоты, а по важнейшей для птицы аминокислоте – триптофану, превосходит соевый шрот и хорошо балансирует рацион с соей. 

Высокие температуры, обычно имеющие место при традиционной переработке рапса перегретым паром являются основной причиной для формирования нижнего уровня биодоступности аминокислот и её надо контролировать как часть программы контроля качества. Применение сурепицы с более низким порогом глюкозиналатов позволяют использовать прессовые технологии и применять в рационах птицы не шроты а жмыхи, что поднимает уровень переваримости аминокислот на 5-7%.

Полезные минералы и соли.
Большинство ссылок на минеральный состав сурепно-канолоного шрота показывают, что он является хорошим источником незаменимых минералов по сравнению со шротами других масличных культур растительного происхождения. Шрот канолы особенно хороший источник селена и фосфора. Как и в других источниках растительного фосфора, где она присутствует в виде фитата, биодоступность составляет от 30 до 50% от общего уровня фосфора.
Витамины.
Канольные и сурепные шроты богатые холином, биотином, фолиевой кислотой, ниацином, рибофлавином и тиамином (табл. 4). Однако канадские источники рекомендуют, чтобы пользователи не слишком полагались на эти заявленные дозы витаминов, а использовали в кормах для животных дополнительные витаминные премиксы, исходя из конкретного рациона и его компонентов.

Энергия.
Значения энергии рапсового шрота для различных видов животных, приведены в таблице 5. Западные авторитетные источники подчёркивают, что энергетические уровни будут меняться, в зависимости от изменения питательного состава, особенно белка, масла и волокна. Значения энергии в таблице 5 отражает состав рапсового шрота, производимого в Канаде. Его особенностью является 3% уровень масла в шроте, против 1% стандартного для Европы и Австралии. 
Для рационов птицы соответствующие значения для рапсового шрота- это 2000 и 2070 ккал /кг (NRC, 1994), соответственно. Величины хорошо согласуются с европейскими результатами по рапсовому шроту с низким уровнем антипитательных веществ глюкозиналатов (glucosinolate).
Для рационов свиней, как сообщается в различных базах данных, есть некоторые различия в энергетических уровнях. Канадские и европейские исследования показывают, что доля усваиваемой энергии шрота составляет 69 до 72% (Белл и др., 1991;. Белл и Кейт, 1989; Бурдона и Aumaître, 1990). Около 95% образцов канольного шрота попадают в диапазон от 3000 до 3270 ккал DE / кг (табл. 7) со средним значением 3100. Значения чистой энергии для свиней были взяты из уравнения предсказания Noblet (в Ajinomoto, 1996).
Для крупного рогатого скота, ТДН, DE, М. Е. и Н. Е. значения были заимствованы из 7-го издания справочника питательных веществ молочного скота, (NRC 2001). Более низкие значения, чем показано могут быть у телят с неполным развитием рубца.

Трех нулевые сорта сурепицы по уровню обменной энергии находятся на максимальных для рапсов параметрах из-за достигнутой селекционным путём уменьшения доли нерастворимых полисахаридов (клетчатки). 

Питательный состав масла и семян Канолы.
В рационах питания свиней и птицы маслосемена обладают меньшей энергией, чем сумма их компонентов: масла и шрота. Это, вероятно, потому что не все маслосемена рапса могут быть хорошо обработаны при приготовлении корма и, соответственно переварены так полноценно, как рапсовые жмых или масла и шрот. Термообработка и снижение размера частиц за счет микронизации рапсового семени, экструзия или прессование часто используются, чтобы повысить энергетическую усвояемость этого корма в виде жмыха, содержащего от 9 до 15% масла.
Технологии переработки маслосемян рапса стандарта Канола. 

Процесс обычно включает в себя очистку маслосемян, их предварительную подготовку и шелушение, механическое прессование для получения части масла, экстракцию растворителем оставшегося в жмыхе масла (от 14 до 20%). Чтобы удалить растворитель образовавшийся шрот нагревают (пропаривают с температурой от 103 до 107 °C) около 20 минут. В готовом шроте содержится от 3, 5 до 1% масла и от 8 до 10% влаги. Если стоит цель получения кормового жмыха, то после одно или 2-х кратного прессования содержание масла в нём составляет обычно 9%-12%, а при однократьном прессовании – до 15%. Качество жмыха и шрота, зависит от нескольких используемых параметров во время процесса переработки, особенно температуры и времени экспозиции.
Важно не допускать перегрев шрота, превышающего 105 °С во время его обработки. Такой температурный режим стандартен для российских производителей шрота, стремящихся параллельно с удалением паров бензина снизить высокое содержание глюкозиналатов в шроте используемых сортов. Однако это приводит к сокращению усвояемости птицей и животными сырого протеина и некоторых аминокислот, в частности, лизина, что уменьшает показатели обменной энергии. Ряд специально проведенных исследований показали, что использование, например, температур в desolventizer-тостерах не превышающих 95 °С, значительно повышает усвояемость лизина до такого же уровня, что и в соевом шроте. Трехнулевые сорта сурепицы позволяют использовать низкотемпературную прессовую обработку, т.к. обладают уже генетически сниженным в разы уровнем глюкозиналатов и сохраняют высокий уровень аминокислотного усвоения птицей.
Добавки.
Сырое рапсовое масло канолы и сурепицы содержит часть ценных кормовых компонетов – фосфолипидов содержащих лецитин и витамин Е, которые удаляются во время переработки. В Канаде его добавляют обратно от 1 до 2%. Кроме того, в дробильные установки при прессовании добавляют подкислители (soapstocks) составляющие в шроте от 1 до 2%. Эти дополнения служат для уменьшения запыленности при приеме корма животными а, главное, чтобы повысить значение обменной энергии шрота. Это главная причина того, что канадские шрота имеет более высокие уровни энергии в повышенном содержании масла, чем во многих других странах. 

Канола в рационах питания птицы.
Шрот канолы используется во всех видах кормов для птицы. Основная претензия - немного более низкая энергетическая ценность для птицы, в сравнении с соей.

Различия в усвояемости аминокислот значительны лишь при высоких дозах включения рапсового шрота в корм. Предел - это 5 %-ное снижение скорости роста птицы. С начала 1990-х годов большинство рационов в мире балансируется на принципах усвоения аминокислот, а не на общем их уровне в корме. Поэтому ввод в рацион большего количества шрота канолы обеспечивает нужный баланс и привес. Для прессовых жмыхов из трехнулевой сурепицы эта разница с соевым кормом в усвояемости аминокислот сокращена на 6-8%, из-за уменьшения доли клетчатки и глюкозиналатов.
Ферменты.
Доказана эффективность использования кормовых ферментов для увеличения усвояемости белка, фосфора и углеводов рапсово-канольного шрота. Практически, использование пищевых ферментов, очень распространено в кормопроизводстве для птицы, особенно в рационах, которые содержат ячмень и пшеницу.
Особенности технологии скармливания канольных и сурепных кормов.
Мифы и реальность.
Некоторые производители испытывают предубеждения против использования рапсового шрота в кормах для птицы из-за проявления геморрагических поражений печени у кур-несушек, формирования небольшого размера яйца, проблем с ногами у бройлеров и проблем с эффективностью откорма из-за снижения потребления корма и темпов роста поголовья. 
По мнению многих специалистов в Канаде, Австралии, Голландии и Финляндии такой негативный взгляд на шрот канолы незаслуженный, поскольку практически все эти проблемы могут быть устранены при использовании низкоглюкозиналатных современных 000 сортов рапса и сурепицы. Проблемами можно эффективно управлять, если учитывать при формировании рационов кормления бройлеров ключевые моменты в области усвояемости аминокислот и эффекты, обеспечиваемые присутствием витаминов и ферментов с учетом баланса минеральных компонентов. 
Яичное производство.
Результаты исследований влияния доз рапсового шрота канолы в рационах кур-несушек показаны на рисунке 1. Канольные шроты поддерживают высокий уровень производства яиц и не влияют отрицательно на яйценоскость. Потребление корма и размеры яйца также не показывают существенной разницы при потреблении рапсового шрота. Однако, отдельные исследователи наблюдали небольшое уменьшение размерности яйца при добавлении рапсового шрота в рационы кур-несушек в краткосрочных исследованиях с молодыми курами из-за снижения потребления энергии. Причина сниженной энергии корма считается фитиновая кислота, присутствующая в составе клетчатки рапсового шрота. Она уменьшает доступность кальция, что в свою очередь снижает потребление корма (Summers и соавт., 1988b).

Некоторые производители в РФ утверждают, что есть связь между уровнем смертности от кровоизлияния печени и кормлением рапсовым шротом кур на яйцо с высоким содержанием глюзозиналатов. Исследования Батлер и соавт. еще в 1982 году показали, что случаи смерти связаны с дегенерацией гепатоцитов, нарушениями в желчной системе и утечкой клеточных ферментов в плазме. Возбудитель не найден, но более низкий уровень болезни связан с более низким уровнем пищевых глюкозинолатов.
Исследователи Кэмпбелл и Slominski (1991) кормили птицу шротом различных сортов рапса, различающихся по содержанию glucosinolate, на фоне 25% доли рапсового шрота в основном пшенично - ячменном рационе. Результаты показывают линейное увеличение кровоизлияния печени и смертности с увеличением доли глюкозинолатов при превышении 1,4 мкмоль/г в рационе. Но это по данным табл.2 существенно не влияет на яйценоскость или потребления корма, т.к. увеличивает активность гликогена, связанную с индукцией механизмов детоксикации печени. Однако те же Кэмпбелл и Slominski уже в 1999 году не наблюдали никакой смертности от кровотечения печени даже при уровне включения рапсового шрота в рацион до 25%, но рекомендует не превышать порог в 3,0 мкмоля / г глюкозинолатов в рационе.

Взаимосвязь между глюкозинолатами в корме и смертностью от кровоизлияния печени у кур - несушек противоречивы. Martland и соавт. (1984) не удалось показать четкую взаимосвязь между содержанием glucosinolate в рационе и кровоизлиянием печени. Кроме того, исследования (Trappett, 2001; Рот-Майер, 1999) с использованием рапсового шрота до 20% уровня включения в рацион кур-несушек, продемонстрировали отличную производительность курицы в отношении производства яиц и высокую эффективность конверсии корма. В итоге, перестраховываясь многие вводят в рацион кур 10% рапсового шрота с условием, чтобы не превышать 20% рубеж.
При использовании шрота из сурепицы трехнулевых сортов, где содержание глюкозиналатов в шроте не более 5,5 мкмоль/г, ввод его в рацион до 20% обеспечивает общую долю глюкозиналатов в рационе ниже 1,2 мкмоль/г, что в два раза ниже рекомендуемого порога. Это позволяет использовать корма из трехнулевых сортов в максимально высоких дозах включения в рационы кур-несушек и полностью балансировать ими необходимо усвояемый аминокислотный уровень для нужных темпов яйценоскости.
С применением рапсовых кормов связан и эффект появления рыбного привкуса от применения у кур имеющих яйца со скорлупой коричневого цвета ( Butler и соавт., 1982.) По-видимому, триметиламин не может быть усвоен и вместо этого переходит в желток, придавая яйцу рыбный аромат. Кроме того, goitrin и дубильные вещества тормозят действия ферментов. В рапсе, по сравнению с другими ингредиентами рациона, находится несколько больший уровень холина и sinapine (предшественники триметиламина). В Северной Америке, поэтому, установлен лимит в 3% доли рапсового шрота в рационах кур с коричневой скорлупой. Они производят более низкие уровни оксидазы триметиламина, чем у белых леггорнов (leghorns).
Уменьшение доли глюкозиналатов в трехнулевых сортах сурепицы вдвое по сравнению с лучшими российскими и немецкими сортами, присутствующими на российском рынке, прямо и в лучшую сторону коррелирует с уменьшением доли холина и синапина. При этом снижение в 1,4 раза количества нерастворимых полисахаридов сокращает на 30% содержание дубильных веществ, делая шрот из трехнулевых сортов продуктом высококонкурентным.
Воспроизводство кур – несушек.
Корма из канолы не оказывают негативного воздействия на фертильность и выводимость у кур породы леггорн (Киискинен, 1989;. Насер и др., 1985). Однако многие производители кормов в России, имея доступ только к сортам рапса, возделывемым сегодня в РФ, используют рапсовый шрот в минимальных дозах. Низкий практический уровень включения их в корма для воспроизводства кур-несушек связан с боязнью влияния их на снижение размера яйца и веса курицы. Шрот из трехнулевых сортов сурепицы позволяет снять многие страхи и активно замещать значительную долю сои в рационах.

Цыплята - бройлеры.
Некоторые авторы считают, что кормление бройлеров рапсовым шротом приводит к заболеваемости ног, особенно большой берцовой кости (dischondroplasia). Однако Саммерс и соавт. (1990, 1992) показали, что ситуация связана больше с содержанием серы (компонент глюкозинолатов), а не с токсическим действием самих глюкозинолатов. Было показано, что именно кормление органической серой в виде цистина часто вызывает проблемы с ногами. Хорошо известно, что сера препятствует усвоению кальция. Дальнейшие исследования Саммерс и Бедфорд (1994) показали, что проблема осложняется еще и изменением электролитного баланса, или, точнее катионоанионового баланса в рационе с рапсовым шротом. Шрот канолы содержит меньше калия (1,2%), чем соевый шрот (1,9%), так что уровень электролитного баланса ниже в рапсовых кормах по сравнению с соевыми продуктами. Поэтому, использование сортов с максимально низким содержанием
глюкозиналатов и, соответственно серы, при одновременном повышении уровня катионов в рационе решает проблему. Попытки сделать это путем добавления дополнительных объёмов карбоната кальция имели незначительный успех, вероятно, из-за негативного влияния кальция. Предпочтительнее добавлять бикарбонат калия в рацион, так как это устраняет источник проблемы.
Низкий уровень глюкозинолатов в рапсовых кормах не оказывает никакого влияния на смертность бройлеров. В США и Западной Канаде ограничения на объем использования рапсового шрота в кормах для бройлеров связаны только со стоимостью единицы энергии корма. Основной конкурент здесь – это соевый шрот, стоимость которого в этих регионах ниже, чем в России почти вдвое.
Переработка канолы в Америке отделена от производителя маслосемян и мяса птицы, что стимулирует производство шрота и формирует довольно высокие цены на него. В рационах питания с меньшей энергетической ценностью, например, на основе пшеницы и ячменя, рапсовый шрот обычно вводится в дозах до 10% и это не оказывает существенного экономического влияния.
Жмыхи из канолы являются отличным источником белка для птицы, и при этом обеспечивают большую энергетическую ценность, чем шрот содержащий низкий порог масла. Его можно эффективно использовать в рационах быстро растущей птицы. В связи с повышенным содержанием масла, жмых канолы содержит приблизительно на 32% больше энергии, чем шрот. Жмых поэтому может быть использован в качестве единственного источника белка в рационе без добавления дополнительного жира к диете. Жмых также содержит большое количество незаменимых жирных кислот, линолевой (Омега 6) и альфа-линоленовой (Омега 3), в пропорциях, обеспечивающих метаболическую потребность процессов роста бройлера без дополнительного введения растительного жира. В таблице 8 представлен состав масла основных высокобелковых масличных культур.

Видно, что у канолы наилучший состав жирных кислот, как в сравнении с соей, так и подсолнечником. Доля олеиновой жирной кислоты (Омега 9) наивысшая и превышает сою и подсолнечник в 3 раза, а соотношение омега 6 и омега 3 ЖК максимально близкое к идеальному. Поэтому при производстве соевого жмыха масло идет на потребление птице или же имеет прекрасные рынки сбыта в виде пищевого, биоэтанольного и кормового продукта. Масло полностью окупает затраты на производство сурепицы и переработку в жмых.
Для Российского птицеводства применение новых 000 сортов сурепицы с более высокими энергетическими характеристиками, при значительно больших нормах ввода рапсовых кормов, становится сравнительно с соей, экономически более выгодным.

Индейки.
Исследование Вайбель и соавт. (1992) показали, что рапсовые корма прекрасный источник белка для индеек при их откорме. Когда рапсовый шрот даже того селекционного уровня был добавлен в объёме 20% от рациона, при балансировании уровня энергии и аминокислот и постоянном его поддерживании, привесы были равными или выше контрольного рациона.
Утки и гуси.
Корма из канолы обычно охотно используют при производстве утиного и гусиного мяса. Гуси имеют больше возможностей в пищеварении, чем у других видов домашней птицы и переваривают рапс более эффективно (Jamroz и соавт., 1992).
Экономическая эффективность применения сурепных кормов.
В таблице 9 сравнивается окупаемость затрат и прибыль на гектар посевов сурепицы в сравнении с соей и люпином при реализации урожая на свободном рынке. Уровень производства сурепицы соответствует различным степеням интенсивности.

При сравнении производства сурепицы даже низкого уровня интенсивности с соей и люпином в ценах 2012 года, она остается наиболее рентабельной культурой, превосходя по окупаемости затрат сою более чем в два раза, а люпин в полтора раза. Даже при выборе стратегии «продажа на сторону» выгоднее заниматься бизнес - проектами с сурепицей.
В таблице 10 сравнивается экономическая эффективность применения в птицеводстве экструдированной полножирной соей, приобретенной на рынке с экструдированным люпином и жмыхом сурепицы, полученным на прессовом производстве и произведенных на пашне птицеводческого предприятия. В стоимости сои, люпина заложены их затраты на переработку в размере 2000 р/т. По сурепному жмыху учтена реализация масла в объеме не менее 30% от веса маслосемян по цене в 32000 руб., окупающей полностью затраты на производство и переработку сурепицы.

Сорта 000 яровой сурепицы делают рапсовый жмых более конкурентным и привлекательным для использования в кормлении птицы, чем ранее. Он позволяет принципиально увеличить нормы использования в рационах кормления рапсового сырья до уровня, достигнутого в Канаде, Австралии и Европе.
Собственное производство люпина и сурепицы при замене половины из каждых 1000 тонн сои на люпин экономия составляет– 3,65 млн. рублей. При замене 500 тонн сои на 650 тонн жмыха сурепицы экономия вырастает в 2 раза и составит 7,35 млн. руб.
Если же нам удастся сформировать полную замену сои в рационах бройлеров на люпин и сурепицу, то экономия составит почти 11 млн. руб. Такая белковая добавка экономичнее соевой почти на 70% и значительно эффективнее, чем результаты экономии, предлагаемые программой «термобоб». В сырьевых зонах птицефабрик производство сурепицы канольного типа на кормовые цели и её переработка в жмых гарантирует получение высокобелковой добавки из наших семян трех нулевых сортов сурепицы. При пересчете на сырой белок собственное производство сурепицы и жмыха из нее имеет сниженную в 11 раз стоимость протеина в сравнении с соевым шротом и в 6,6 раза ниже стоимости люпиновых кормов собственного производства. Освоение сурепно-люпинового концентрата, позволит получать низкую себестоимость и поднять рентабельность производства птицы, сократив кредитный портфель на покупку высокобелковой соевой добавки.

Сорта, семена и консультации по выращиванию сурепицы и её переработку в жмых с учетом местных условий Вам будут предоставлены.

О мерах повышения конкурентных преимуществ российского животноводства в условиях ВТО.

Выбор приоритетов: О мерах повышения конкурентных преимуществ российского животноводства в условиях ВТО.

С разрешения редакции, размещаем статью к.э.н. Смолькина С. П. из журнала "Ваш сельский консультант".


Как и предупреждали эксперты, вхождение России в ВТО вскрыло ряд проблем отечественного сельского хозяйства, которое непосредственно стало конкурировать по продаже своей продукции на собственной территории с другими странами. В первую очередь это коснулось конечной технологической цепочки АПК- молочной и мясной продукции КРС и свиноводства.
Как только начали понижаться таможенные барьеры, уже к концу 2012 года резко вырос импорт свинины на 16 %, что обвалило оптовые цены на мясо свиней на четверть. Внешняя экспансия молочных продуктов сократила рынок для российского молока уже более чем на
10% в некоторых секторах отрасли. На торговых полках крупных городов массово появилась не только более дешевая белорусская молочная продукция, но и дорогая и более качественная из стран Северной Европы. Последствие не трудно просчитать. Это снижение поголовья КРС, а значит и рост цен на говядину. Это откроет массовый рынок поставкам ещё и импортной говядины. Через 7 лет в 2020 г. квотирование полностью прекращается, пошлины понижаются в 2-3 раза, размеры господдержки сокращаются более чем наполовину.
Если за этот период животноводство в России не достигнет уровня сопоставимой конкурентоспособности, с уровнем основных экспортеров, отечественное животноводство, и прежде всего производство молока, говядины и свинины, по мнению экспертов, может рухнуть.


Что же рекомендуют в этой связи эксперты.

Прежде всего крупные инвестиции в строительство современных комплексов, обновление породного состава скота, переход на новые ресурсосберегающие технологии, принципиально новый уровень зооветеринарного обслуживания, комплексная переработка мясного сырья. Всё это правильно, но требует огромных финансовых и материальных ресурсов. А в условиях сокращения дешевого финансирования и
господдержки долговременных инвестиций в животноводческий сектор АПК, продекларированные 3-х летним бюджетом России, решение проблем прямым банковским финансированием приведет к долговременному росту себестоимости, а значит к низкой ценовой конкурентноспособности продукции отрасли. Мы это видим на примере сопряжения стандартов на молочную продукцию со стандартами ВТО. Условием повышения конкурентоспособности молочного животноводства был выбран рост белковой фракции молока и его продуктивно-
сти. Это потребовало увеличение белковой составляющей рационов кормления скота. Однако все программы поддержки Минсельхоза РФ до 2020 года не стимулируют собственное производство сельхозпроизводителем высокобелковых местных кормов, а ориентируют приобретать их на рынке. В тоже время российский рынок кормовых компонентов оказался слаборегулируемым и дорогим, а отсутствие оборотных средств у большинства сельских производителей усилило зависимость отрасли от привозного и дорогого комбикорма, что в итоге привело к увеличению себестоимости производимого молока и мяса.
В сложившейся ситуации формирование конкурентной устойчивости животноводства напрямую связано со снижением себестоимости и повышением качества молочной и мясной продукции в основном за счёт создания эффективной и более дешевой собственной кормовой базы.
В Республике Белоруссия более высокие надои и рост белкового компонента в молоке достигают с низкой себестоимостью во многом за счет перехода на белковые рапсовые корма стандарта канола собственного производства.
Швеция, Дания, Канада, Финляндия, Прибалтийские страны и ряд других добились снижения себестоимости молока на основе замены дорогих соевых добавок в кормовых рационах на высокоэнергетичные белковые добавки на основе современных безэруковых канольных сортов рапса и прежде всего сурепицы. Этим странам, также конкурирующим на поле ВТО с беспошлинным соево-кукурузным импортным рационом, предлагаемым из Южной Америки и США, удалось перейти на сурепнорапсовые корма при переориентации своих рынков на производство внутреннего конкурентного по цене и качеству мяса и молока.
Масло сурепицы, получаемое при производстве шротов и жмыхов, выступает дополнительным продуктом и почти полностью потребляется в этих странах национальным птицеводством, свиноводством и идет на пищевые цели. Надо заметить, что приобретение шротов или жмыхов сурепицы здесь обойдется российским потребителям намного дороже, чем тот же продукт, полученный из ориентированных на биодизель обычных сортов рапса.
С появлением высокомасличных 000 сортов сурепицы, где доля эруковой кислоты сократилась до 0%, глюкозитов в 2-4 раза, а клетчатки в 1,5- 1, 7 раза, удалось качественно улучшить важнейшие параметры этой кормовой фракции:
разрешенные объемы безопасного ввода в рационы достигли предельных размеров, а обменная энергия и содержание сырого протеина возросли на важные7-8%, значительно приблизившись к параметрам соевого шрота. Мы же в России стали заложниками принятой ранее парадигмы производства рапса в основном для получения масла на биодизель. Это привело к массовым поставкам маслосемян на экспорт,
но не стимулировало появление у нас сортов с высокими кормовыми параметрами. Если в большинстве стран мира при производстве молока и мяса КРС с каждым годом в рационах рапсовые корма все более замещают другие белковые компоненты, то у нас их использование из-за низких пищевых характеристик шрота и особенно жмыха снижается. Прекрасно сбалансированный амино-кислотный состав жмыха 000 сурепицы, его способность балансировать рацион КРС по обменной энергии позволяет достигать более лучших показателей по приросту молочной продуктивности и белковой фракции в молоке, чем даже при использовании соевого и подсолнечного кормов. Применение кормовых добавок из 000 сортов сурепицы обеспечивает повышение молочной продуктивности на 4- 6 кг молока на 1 кг жмыха (таблица 1) и гарантирует, за исключением использования продуктов из рыбной муки и рубца КРС, максимальный результат по повышению содержания
белка в нём.

При использовании производственной модели с выращивания сурепицы в полевом севообороте и организацией собственной переработки маслосемян, затраты на рапсовые и сурепные компоненты рационов близки к нулевым величинам, т.к. окупаются за счёт реализации масла из них (при существующей цене в пределах 36 – 45 тыс. рублей. за тонну). Надо отметить, что масло сурепицы очень востребовано в птицеводстве. Оно безэруковое и содержит 1,5-2 раза меньше линолевой жирной кислоты, неблагоприятной для птицы, в сравнении с высокими уровнями её в подсолнечном и соевом масле.
Сегодня можно приводить сотни примеров в мировом животноводстве успешного использования рапсовых кормов канольного типа для целей снижения себестоимости рациона и продукции КРС, свиноводства и птицеводства. Экономика такого проекта в условиях стандартного российского производителя молока и мяса, имеющего возможность организовать собственное производство кормов, становится понятной,
если учесть, что нормы ввода сурепного шрота в рационы для разных видов животных от скота до птицы составляют 1,2 - 1,6 раза по сравнению со стандартным, но дорогим соевым шротом. Применение сурепного жмыха при собственном его производстве повышает прибыль от реализации молока почти вдвое, а рентабельность возрастает до 30%.


На рис.1 видно, что структура формирования дохода хозяйства ориентируется на три товарных рынка: маслосемян, масла и молока.
От внешних рынков масла и семян при организации собственного производства жмыха приходит менее половины денежных средств, чем при продаже сурепного корма собственным коровам. При этом цена его покупки вашей коровой может вдвое превышать уровень цен при реализации этого шрота на товарном рынке. Продуктивность молочного и мясного поголовья КРС на сурепно-жмыховом рационе можно быстро довести до 6000 кг за лактацию, снизив себестоимость производства 1кг молока, повысив рентабельность молочной отрасли. Это
принципиальное следствие применения экономической модели производства, основанной на собственных белковых кормах на основе инновационных 000 сортов сурепицы.
В южных регионах, где хорошо растет и обеспечивает достаточно высокую урожайность озимый рапс, конечно, целесообразно использовать его, как более апробированную культуру, тем более что спрос и цена на маслосемена с каждым годом возрастает. Однако пока в производстве РФ нет сортов рапса отвечающих 000 требованиям, применение озимого рапса в животноводстве, особенно в птицеводстве и свиноводстве, будет ограничено. В более северных районах Черноземья и Нечерноземья, Поволжья, Урала и Сибири, где проблемно выращивать озимый рапс, а возделывание яровых сортов рапса рискованно из-за попадания уборки на сезон осенних дождей и иных климатических катаклизмов, надо заниматься быстросозревающей сурепицей, как культурой ориентированной на животноводство, пищевые и биодизельные товарные рынки.
Сурепица культура «длинного дня».
Она хорошо растет в условиях северных районов и менее сложна в уборке т.к. созревает одновременно, а за счет биологических особенностей строения стручка осыпается значительно меньше, чем рапс. Имеет на 20-30 дней более короткий вегетационный период и при
соблюдении соответствующей технологии возделывания обеспечивает урожайность одного порядка с рапсом – 1,8 - 2,2 т/га. При этом рентабельность её производства, даже при очень низких порогах урожайности в 1т/га, вполне сравнима и даже может быть несколько выше рентабельности озимой пшеницы и пивоваренного ячменя в вашем севообороте.
Кроме использования рапса и сурепицы в качестве важной высокобелковой кормовой культуры, введение их в полевой севооборот экономически перспективно с точки зрения повышения уровня товарности растениеводства. Если рассматривать собственное животноводство, как потребителей жмыха, а масло, как ценный продукт на отечественном и мировом рынках (пищевая промышленность, птицеводство, биотопливо), то 1 га сурепицы при наличии своей переработки приносит вдвое большую прибыль, чем при обычной продаже маслосемян на экспорт. Технология производства не требует пересмотра в составе машинно-тракторного парка – ранний сев и уборка до созревания зерновых увеличивает продолжительность использования тракторного и комбайнового парка. Крестоцветные культуры рапс и особенно сурепица являются хорошим предшественником для основных зерновых культур, ранние сроки их уборки позволяют качественно подготовить почву к озимому севу. Заниматься сурепицей становится жизненно необходимым для многих регионов с низким товарным индексом севооборота. Проблема повышения рентабельности растениеводства отчетливо проявилась в регионах северного, северо-западного, центрального и волго-вятского районов Нечерноземья, где очень ограничен перечень товарной продукции растениеводства и молочное животноводство традиционно является главной производственной отраслью.
Снижение поголовья КРС во многих регионах этой зоны даже при повышении продуктивности стада привело к уменьшению потребности в кормах собственного производства, и в итоге пропала мотивация необходимости интенсивного использования пашни (земельные площади стали излишние для одного кормопроизводства). Таким образом, предлагаемые мероприятия по введению в полевой севооборот яровой сурепицы 000 сортов, организация её переработки в белковый и высокоэнергетичный жмых с использованием для собственного животноводства, позволят снизить себестоимость кормовых рационов для молочного и мясного стада КРС, повысить эффективность как растениеводства, так и конкурентоспособность животноводства.